Воспоминания Леонида Ивановича Рогаля о начале Великой Отечественной войны

15.01.2021

                                

Воспоминания Леонида Ивановича Рогаля о начале войны

    Родился 27 июля 1925 года в деревне под городом Речицы, в Белоруссии. В 1941 году окончил Ровенско-Слободскую среднюю школу. О начале Великой Отечественной Войны узнал из сообщения по радио. Вместе с отцом, одноклассниками, вступил в отряд самообороны, позже - в партизанский отряд им. Ворошилова Речицкой партизанской бригады. В 1942-43 годах участвовал в боях с карателями на территории Речицкого района, был ранен в деревне Горновка. В составе диверсионной группы в период так называемой «рельсовой войны» неоднократно выходил на подрыв железнодорожного полотна.

   С освобождением Речицкого района от фашистских захватчиков был призван в Красную армию, направлен на Ленинградский фронт в 128-ую зенитно-артиллерийскую бригаду. День Победы 1945 года встретил на батарее в городе Пушкин.

   Дальнейшую службу проходил в Бакинской армии ПВО в 1303 зенитно-артиллерийском полку. Окончил курсы шоферов при Бакинской автошколе. Награжден правительственными наградами. В 1948 году демобилизовался из армии.

  Окончил Гомельский Педагогический Институт, аспирантуру МГУ. 40 лет работал в школах, школах-интернатах Белоруссии, Москвы учителем, директором школы. Отличник народного образования.

  С 1985 года на пенсии. Ведет активную общественную работу по патриотическому, нравственному воспитанию школьников, молодежи Москвы. Является ответственным секретарем организации «Воспитанники Армии и Флота».

      

    

    

Из воспоминаний Леонида Ивановича Рогаля

 

На рассвете 22 июня 1941 года

     Лихо, с переборами, играл на гармони, уже подуставший, наш школьный гармонист Василец Вася. В вихре танцев кружились пары. Выпускной вечер близился к концу. Возбуждённые, с радостными и счастливыми лицами, прощались ребята со школой, благодарили учителей за полученные знания наставления, наперебой обсуждали своё неизвестное завтра. Мечты, мечты!

    Что касается меня, то я в дальнейших планах определился. Ещё в мае я написал письмо в Ленинград в Военно-медицинскую Академию имени Кирова, решил посвятить себя медицине, стать военным врачом. Знаменитый Пирогов, патриот и великий врач, для меня был идеалом. Другую мечту, сокровенную, я носил в сердце и ни с кем не делился. Проходили годы, а мечта только укреплялась в душе с возрастающей страстью. А начиналась она так. В1933 году моего отца — Ивана Ивановича, учителя сельской школы, назначили директором семилетней школы №1 г. Речицы. Семья переехала в город, поселилась в квартире при школе. Школа была кирпичной двухэтажной, располагалась в фабричном районе города, где было ряд промышленных предприятий: фанерный, гвоздильный, экстрактный заводы, спичечная фабрика.

    Основной контингент учащихся школы-были дети рабочих и служащих предприятий. Школа была на хорошем счету и вскоре была преобразована в среднюю образцовую школу № 1. Руководство предприятий оказывало школе шефскую помощь. Шефом была и спичечная фабрика. Куратором от фабрики был главный бухгалтер Кривоносое Григорий Иванович: интеллигентный, с приветливой улыбкой мужчина. У Григория Ивановича была замечательная жена и двое детей: Лёня и Зина. С Зиной мы были одногодки и учились в одном классе. Она выглядела умеренно полненькой, круглолицая, с голубыми большими глазами с поволокой. С первого знакомства я по-детски влюбился в неё, как говорят, с первого взгляда. Наши семьи познакомились, встречались за семейным столом. С Зиной мы после школы играли вместе, бывали друг у друга, играли в шахматы, читали книжки. Нашей дружбой родители были довольны.

    В 1937 году моего отца направили директором средней школы-новостройки в Ровенскую Слободу, что в 15-и километрах от г. Речицы (в те годы было модно оказывать помощь селу). С Зиной мы продолжали встречаться, когда я бывал в Речице, переписывались. Мы взрослели, и тяга друг к другу и чувства усиливались. Порой, мечтая, я представлял то время, когда мы будем вместе. В голове рождались сладкие иллюзии будущего нашего совместного счастья. Во втором часу ночи расходились по домам. По пути в полуночном мраке мелькали отдельные влюблённые парочки.

    Добравшись до родительского дома, не раздеваясь, я повалился на кровать и тут же уснул. Во сне что-то мерещилось, и я с бока на бок поворачивался. Сквозь сон почувствовал, как кто-то тянет меня за ноги. Нехотя открыл сонные глаза. «Проснись, сын, посмотри в окно», — сказала тревожным голосом мама. Приподнялся, ничего не соображая, вгляделся в окно, вслушался. Сон мгновенно пропал. В окно я увидел и услышал огненные вспышки, глухие как бы громовые раскаты, доносившиеся с направления областного центра города Гомеля. Но ужасно хотелось спать, и я опять упал на подушку. Но внутри что-то тревожное ёкнуло. Пожар?... Гроза?... — мелькнуло в полусонной голове. Сон уходил. Поднялся с кровати, опять подошёл к окну. Вдалеке продолжали мелькать огненные вспышки, глухие громовые раскаты. Становилось всё светлее. Наступал день 22 июня, ставший роковым в истории нашей Родины. «Война, сынок!» — с тревогой в голосе, тихо сказала мама. Её слова и то зловеще-багровое далёкое зарево с глухими громовыми раскатами запомнилось мне на всю жизнь.

    Так в моём сознании отпечаталось начало Великой Отечественной войны.

р