Статья "Гвардеец Иван Проскуряков" (Газета «Сталинская Гвардия» 16 февраля 1944 года)

28.05.2021

                             

Военный корреспондент Валентин Дуров

Газета «Сталинская Гвардия»
16 февраля 1944 года
ГЕРОИ НАШЕЙ ЧАСТИ
ГВАРДЕЕЦ ИВАН ПРОСКУРЯКОВ

     Это был настоящий сибиряк - высокий, статный, с ясным взглядом.

    Он даже как будто стыдился своей огромной физической силы и смущался, когда ему о ней напоминали. Обычно немногословный, по вечерам он собирал вокруг себя бойцов своего отделения. Вспоминали довоенное житье-бытье, семьи, друзей. Удивительно красиво и задушевно умел говорить о будущем гвардии младший сержант Иван Проскуряков, видавший виды воин, Знатный пулеметчик. Он беззаветно любил Родину и жизнь и поэтому-то так пламенно ненавидел, и презирал немцев. «От них гнилью пахнет», - говорил он.

    Да, он понимал жизнь, знал ее опьяняющее дыхание, но спокойно и благородно отдал свою молодую жизнь, почувствован сердцем, что иного выхода нет. Вот как случилось это.

    Вырвавшись вперед, взвод автоматчиков попал в крайне опасное положение. Враг был с трех сторон, вплотную прижимаясь к высотке, занятой нами. Длинная и глубокая балка рассекала высотку, подходя к основной обороне гвардейцев.

    Немецкие автоматчики, высадившись с танков, стали пробираться по балке к нашей обороне, стремясь отрезать и задушить взвод смельчаков и снова занять выгодные позиции, господствующие над окружающей местностью.

    Выход нашел Иван Проскуряков. Вместе с гвардейцами Прохоровым и Мерзликиным он ловко и скрытно сменил огневую позицию, очутившись по другую сторону балки. Теперь его станковый пулемет отрезал врагу отход назад.

    Ничего не подозревая, гитлеровцы обтекали высоту. И вот, когда они приблизились к нашей обороне, когда, казалось положение взвода ничто не спасет, но врагу разом ударили стрелки с переднего края, автоматчики с фланга и станковый пулемет Проскурякова - с тыла. Около 100 гитлеровцев полегло здесь. Остальные метались, обезумев от страха. Ракетами они запросили помощь.

   По высотке и переднему краю немедленно стала бить немецкая артиллерия. С бронетранспортеров спрыгнуло до роты немецких автоматчиков. Они заметили расчет станкового пулемета, нанесший разящий удар первой группе атакующих фрицев. Нет, не ушли Проскуряков и его боевые товарищи с огневой позиции, хотя знали, что от смерти несколько шагов. Нельзя было пропустить фрицев.

    Проскуряков сек гитлеровцев, ненавидя эту серо-зеленую сволочь. Вдруг Прохоров положил ему руку на плечо:

    - Мало боеприпасов, командир!

    - Ползи, друг, достань! Мы продержимся!

    И снова бил станковый пулемет.

    Погиб Мерзликин, отважный воин, верный товарищ. В правую руку ранен Проскуряков. Но он продолжает разить врага. Пуля впивается в его левую руку.

   Гвардеец бросает станок, поднимает тело пулемета, делает рывок вперед и снова залегает на скате. Последние патроны израсходованы. Под ноги фрицев полетели две последних гранаты.

     - Вперед! - гневно кричит русский воин, - Вперед!

    Высокий, могучий он идет один против скопища фашистов, и они залегают. Подлая пуля пронзает грудь богатыря. Немцы хотят захватить его. Но тут вихрь пуль поражает их. Это взвод автоматчиков, обойдя высотку, ударил с тыла. Нельзя было сдержать бойцов. Гвардейцы Алдияров и Щетинин подбежали к герою. Он умирал.

    - Вперед, братцы! - услышали они.

    Голос Проскурякова слабел. Еще раз он шепнул:

    - Вперед!

    Гвардейцы плакали, не стыдясь своих, слез.

    На-днях из далекой Сибири в адрес автоматчиков пришло короткое письмо — ответ на письмо гвардейцев. Отец героя, старый сталевар Егор Филиппович Проскуряков говорил:

   «Тяжко нам с женой, сынки. Удручает нас горе. Но хорошо, отважно дрался и умер наш Ваня. Не склонился он перед германами. Мстите, сынки, за своего боевого друга. А я обещаюсь вам дать в этот месяц 10 тонн стали сверх плана...»

    Стиснули руки гвардейцы, и тихо, но чеканно сказал Алдияров:

    - Клянемся отомстить за тебя, друг!

     В. ДУРОВ.

р