Григорий, Петр и Михаил Диденко

29.04.2020

                              

«Бессмертный полк в семейных летописях»:
Григорий, Петр и Михаил Диденко

Р

    Из книги Ю.Ю. Диденко «КНИГА ЖИЗНИ РОДА»

    История братьев Диденко – история страны и Великой Победы над фашизмом

    (Петр (1915-2005), Григорий (1917-1978 ) и Василий (1922-1943) Диденко)

    Жизнь братьев Диденко - это подлинная история страны, с ее взлетами и падениями, радостью и горем, с любовью к людям и верой в светлое будущее для последующих поколений.

                                                               

                         Григорий Васильевич и Петр Васильевич Диденко                          Василий Платонович Диденко с сыновьями                                        Михаил Васильевич Диденко

    Петр Васильевич Диденко родился в селе Ново-Павловка Уральской области в семье руководящего партработника Василия Платоновича Диденко, кавалера ордена «Боевого Красного Знамени», командира партизанского кавалерийского отряда 25-ой дивизии под руководством В.И.Чапаева, командира Бухарского сводного кавалерийского отряда под командованием М.В.Фрунзе, персонального пенсионера республиканского значения.  Летом 1938 года он и его родной брат Григорий уже были выпускниками Воронежского государственного театрального института. Но выступать на профессиональной сцене молодым актерам Воронежского драматического театра, увы, не пришлось – призвали на действительную военную службу. Им выпала честь служить на западной  границе СССР.
    Поезд увез их вначале в Минск, а затем Заславль, где тогда располагался пограничный отряд Западного пограничного округа. Корреспондент газеты «Коммуна» В.Сертакова в статье «Братья-патриоты» за 9 сентября 1938 года пишет: «Отличное пополнение даст Красной Армии Ворошиловский район города Воронежа…Радостно видеть рослых, здоровых, жизнерадостных юношей, с энтузиазмом, с глубоким чувством патриотизма идущих в армию. Призывник 1915 года рождения Диденко П.В. – комсомолец, ворошиловский стрелок, просит зачислить его в пограничные части НКВД. Следом за ним к столу подходит его родной брат, ровесник Октября, - Диденко Г.В., который также просит послать его вместе с братом в пограничные части. Призывная комиссия зачислила братьев Диденко в войска НКВД. Братья-патриоты горды высоким доверием партии и правительства. «Мы, - заявили они, - даем твердое обещание быть дисциплинированными, храбрыми бойцами в славных отрядах пограничных войск ». Они заверяют, что будут такими же, как и их отец Василий Диденко, организатор партизанского движения на Урале, сподвижник Василия Чапаева, ныне секретарь парткома парторганизации Каменностепной опытной станции Таловского района. Они клянутся с честью, не щадя жизни, хранить боевые традиции Красной Армии».
    Далее газета сообщает, что «с первых дней пребывания в части братья Диденко горячо принялись за учебу, изучили ручной пулемет, выполнили на хорошо и отлично первое упражнение из винтовки, образцово ухаживают за своими конями. Имеют благодарности за быструю и умелую седловку лошади и за хорошую строевую подготовку. Кроме этого братья Диденко прекрасные массовики, как специалисты, они организовали в части драматический и струнный кружки, а также коллективы чтецов и плясунов».
    После успешного окончания школы младших командиров погранвойск оба направлены на заставу для несения службы по охране государственной границы с Польшей.  В 1939 году братьев, как имеющих высшее театральное образование, перевели в состав артистов ансамбля песни и пляски Белорусского пограничного округа.
    В июне 1939 года, в дни декады Белорусского искусства в Москве, Петра и Григория Диденко заметили и отметили в газетах.  Об их мастерстве и таланте  можно судить по отзыву одного деятеля искусств города Вильнюса, который в статье «Ансамбль пограничников» писал: «Нашим вильнюсским артистам горячо советую прислушаться и перенять умение владеть живым словом у братьев Диденко (рассказы «Галичка» и «Первая помощь»). Еще один знаток народного творчества писал в окружной газете: «Мы видели и слушали талантливого чтеца Григория Диденко. Исполняемые им номера полны глубокого чувства, высокого мастерства».
    Большой Академический Театр в Москве хранит воспоминания о выступлении ансамбля пограничников с отчетным концертом для руководства советского правительства, где присутствовал и сам И.Сталин. После концерта, в составе небольшой группы ансамбля братья Петр и Григорий были лично приглашены легендарным полярником и адмиралом И.Д.Папаниным на официальный прием в Грановитую палату Московского Кремля, где они спели несколько песен на русском и украинском языке для руководителей государства. Певучие славянские песни вызвали теплый отклик у Сталина и братья Диденко были в дальнейшем приглашены на личный прием к главе государства, который в благодарность творчеству исполнителей, сам спел для них шуточную песню-частушку.
    Спустя 65 лет после этого концерта Петр Диденко вспоминал подробности: «На приеме в Кремле к ним подошел Иван Папанин: «-Здравствуйте, браты!»... Браты оторопели, не зная, что у Ивана Дмитриевича это любимое обращение. Увлек за собою на концерт после концерта. Для Сталина! Весь вечер Сталин с артистами был весел и любезен. И даже сам спел частушку: «Хорошо траву косить, которая не помятая. Хорошо девку любить, которая не занятая…».
    У Петра уже была своя, занятая, женился перед призывом в армию. Зимой предвоенного года получил  двухнедельный отпуск домой. Придет время, и под осажденным блокадным Ленинградом ему приснится родившийся сын. «Вера, - напишет он жене, сегодня 22 ноября, я видел сына». Она пришлет ему метрику с датой рождения: 22 ноября 1941 года!
    Наградой после концерта в Москве для братьев стал двухнедельный отпуск домой. Для них это был последний совместный отпуск перед войной, где их ждали родные и мирное небо над головой. В начале июня 1941 года пограничники Петр и Григорий Диденко должны были уволиться в запас, однако этого приказа они так и не получили.
    По воспоминаниям Петра Диденко: «Все на границе в Прибалтике чувствовали войну, так как уже 20 июня в их 105-ый пограничный отряд на окраине города Кретинга в Литве перебежал немецкий солдат и сообщил, что готовится нападение на СССР. 21 июня перебежал еще один солдат и назвал точные часы вторжения. За два дня до начала войны немецкие самолеты свободно летали над нашей территорией, а на сопредельной стороне четко слышался шум танковых моторов и команды немецких офицеров».
    Далее он рассказывает, «вечером 21 июня 1941 года в клубе пограничного отряда объявили просмотр кинофильма «Светлый путь». Зал заполнили до отказа, офицеры были с семьями, присутствовало все командование, свободный от дежурства личный состав. Приезжал уполномоченный вышестоящего штаба и велел не паниковать. Хотя все понимали, что танки за рекой - не просто так.
    Перед началом войны Петр Диденко был помощником пункта боепитания пограничной заставы и вспоминает: «В 22 часа 30 минут 21 июня 1941 года заступил на охрану государственной границы, а в 3 часа утра произошла смена постов. Утром в 4 часа 22 июня находился в караульном помещении, когда лавина авиабомб, танковых и артиллерийских снарядов обрушилась на мирно спящий пограничный городок. Первые несколько ударов были нанесены точно по казармам пограничников. Полураздетые бойцы выскакивали во двор, слышались стоны раненных, слова проклятия и ужаса. Виднелись горящие: вокзал, столовая, почта, больница. По улицам бегали испуганные люди, плакали дети. Начальник караула дал команду «К бою! По своим местам!».
    Далее он вспоминает: «На заставе беспрерывно строчили пулеметы, спешно шла погрузка боеприпасов на автомашины и повозки, запаса боекомплекта на передовой не было. Затем прозвучала команда отхода на оборонительные рубежи, так как пулеметы уже умолкли и только одиночные винтовочные выстрелы отвечали на непрерывный треск немецких автоматов. Застава, стоявшая на окраине маленького литовского городка Кретинга, продержалась недолго. Отход, суета, неразбериха. Число раненых и убитых приводило в ужас, лилась и лилась кровь».
    Так началась война со слов ее очевидца – последнего ветерана-пограничника Новгородской области, участника Великой Отечественной войны, старшины сводного пограничного взвода 10-го армейского корпуса, командира армейской группы контрразведки СМЕРШ Ленинградского, Волховского, Северо-Западного и Прибалтийского фронтов, бывшего директора Новгородской областной филармонии, Заслуженного работника культуры РСФСР, участника военного Парада на Красной Площади, заместителя Председателя Новгородского областного совета ветеранов войны, подполковника Петра Васильевича Диденко.
    Минуты человеческого осознания всей трагедии, внезапно обрушившейся, словно стальная птица, секунды, отделяющие людей от мирной жизни, неверие в происходящее – перемешались в первые мгновения войны.
    Петр Диденко с комом в горле далее рассказывает: «23 июня 1941 года пограничники еще вели неравный бой на границе и на территории городка. Немногие выжившие в этом аду вспоминают трагический эпизод: молодой лейтенант, высокий, черноволосый и кудрявый, буквально накануне войны привез жену с маленьким ребенком. В разгар уличного боя он задворками пробрался к дому, где с семьей жил на втором этаже. На его глазах развернулась настоящая драма - его жена, полураздетая, с младенцем на руках, как раз выскочила на балкон с душераздирающим криком «Помогите!». Следом вбежали два немецких солдата, срывая с нее последнюю одежду и оттаскивая назад в квартиру. В этот момент молодая женщина заметила мужа. С мольбою она прокричала ему: «Коля-я-я, стреляй!», желая принять смерть как избавление от насилия. Лейтенант дал очередь, сразившую и фашистов, и супругу с сынишкой. Страшную беду, враз поседевший лейтенант, долго носил в себе. Лишь на четвертый день он поделился своим горем с однополчанами. В одном из последующих боев лейтенант погиб, ринувшись в самое пекло боевой схватки». Его героизм – один из ярких примеров самопожертвования во имя Родины.
   Сложная политическая обстановка накануне Великой Отечественной Войны внесла коррективы в судьбы многих военных и гражданских лиц. Команды об отправке семей пограничников в тыл страны никто не давал, боясь провокаций, хотя на чудо уже никто не надеялся. Семьи офицеров уехать сами не могли, и они стали невольными заложниками преступного бездействия высшего военного командования. На границе, в первые же часы войны 22 июня 1941 года, погибло много мирного населения, а также жен и детей самих пограничников. От пограничного отряда, в котором служил Петр Диденко, в первые часы сражений, в живых осталось всего несколько человек.
    Все будет пережито и прочувствовано спустя многие дни, а может и годы. Теперь же каждый знал, что ему предназначена особая историческая миссия – защитить родную Отчизну ценой неимоверных человеческих усилий, а зачастую – ценою собственной жизни. Выходя из окружения, отступая с боями в тыл, пограничники пытались найти части Красной Армии. Под сплошным артобстрелом и налетами немецкой авиации на бреющем полете, Петр вплавь смог преодолел Западную Двину, больше всего он боялся потерять зеленную фуражку, в ней была драгоценная реликвия, которую он сохранил на всю жизнь, тот пригласительный билет в Грановитую Палату Московского Кремля.
    После выхода к своим, пограничники вначале должны были пройти проверку в «органах армейской контрразведки», при этом, не все проходили это испытание по многим причинам…, к примеру, кто-то явно проявил трусость, членовредительство, уже был в плену или окружении, потерял оружие, секретные или личные документы, комсомольский или партбилет, военную форму или знаки отличия, боевое знамя и т.д. Степень наказания была соразмерно тяжести проступка, можно было пулю получить как предателю или дезертиру, либо попасть в штрафбат или в места тюремного заключения, но с учетом военного времени, чаще всего кровь в бою смывала позор и бесчестие.
    Нелегкая участь выпала и на плечи Петра Диденко, хотя при жизни он никогда об этом никому не рассказывал, однако перед смертью поведал. «Прибыл в распоряжение отступающих частей Красной Армии, повели на допрос». На вопрос следователя контрразведки: «Кто может подтвердить Вашу преданность Родине, после того как Вы покинули без приказа боевой пост на границе?», он понял всю серьезность вопроса и последствия ответа. «Где – то рядом были слышны одиночные выстрелы, холодок пробежал по спине…» После непродолжительного замешательства он четко произнес: «Сталин!» - вырвалось из уст пограничника, сжимающего в руке зеленную фуражку и пригласительный билет в Грановитую Палату Кремля. От такого неожиданного ответа следователь контрразведки оторопел, допрос сразу прекратился…
    Спустя несколько дней Петр, станет офицеров контрразведки армии, ему будут доверять рисковые диверсионные операции в тылу врага, поиск и уничтожение шпионской и подрывной сети в армейской зоне Лениградского,  Волховского и Прибалтийского фронтов, в блокадном Ленинграде, борьба с уголовными элементами и бандитизмом в освобожденной войсками территории Прибалтики.
    В наградном листе от 6 октября 1944 года Диденко Петра Васильевича характеризуют как «энергичного, смелого и находчивого офицера. В боях за овладение города    Таллин проявил личное мужество и отвагу в выполнении заданий командования. Принял активное участие в борьбе со шпионским контрреволюционным элементом на территории Эстонской ССР. За проявленную смелость и отвагу в боях с немецко - фашистскими захватчиками Диденко достоин правительственной награды Ордена Красной Звезды».
    Непросто сложилась судьба и Григория Васильевича Диденко,  который встретил войну 22 июня 1941 года в составе ансамбля песни и пляски погранвойск Белорусского округа.  Ансамбль был на гастролях на западной границе СССР и с началом боевых действий артисты погибли или пропали без вести вместе с пограничниками, однако Григорий смог выбраться из этого ада и уйти в партизаны.
    Он стал партизаном отряда имени В.И.Чапаева, затем бойцом диверсионного отряда «Сокол», а позже отряда имени М.И.Кутузова 2-ой Минской партизанской бригады. Участвовал в боевых действиях против гитлеровских карателей, в освобождении узников еврейского гетто, в разгроме вражеских гарнизонов, в уничтожении железнодорожных коммуникаций врага, отрядом было пущено под откос 23 немецких эшелона с военной техникой и живой силой противника.
    Но наибольшую известность Григорий приобрел среди партизанского движения Белоруссии, как руководитель художественного ансамбля песни и пляски партизанского отряда имени М.И. Кутузова, как автор и исполнитель актуальных для того времени стихов, частушек, реприз, песен на партизанскую тематику, главный редактор партизанского журнала «Кутузовец».  Он мог поднять боевой дух народных мстителей после тяжелых и кровопролитных боев, а его творчество осталось в памяти однополчан и в истории той войны:

Гитлер мечется в тревоге:
Понял всё фашистский плут.
Даже ворон на дороге
Каркнул фюреру: «Ка-а-пут!»

    После войны, в составе артистической труппы Белоруской республиканской филармонии он объехал весь Советский Союз и стал популярным артистом разговорного жанра, его музыкальные номера и шуточные куплеты на злободневные темы того времени собирали полные залы слушателей.
    За свой героический труд во время войны Григорий Диденко был награжден Орденом Красной Звезды, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г.», а также другими государственными наградами. Имя Григория Диденко занесено в Национальную энциклопедию Республики Белоруссии и Указом Президиума Верховного Совета БССР ему было присвоено почетное звание «Заслуженный артист Белорусской ССР».
    Узнав от отца Василия Платоновича Диденко, что пограничная застава, где служил Петр и ансамбль, где служил Григорий уничтожены, а братья пропали без вести, младший их брат Михаил попросился на фронт добровольцем, ему тогда было 19 лет. Родился он в поселке Таловая Воронежской области в 1922 году, успел окончить местную школу и Верхнеозерский сельско-хозяйственный техникум по специальности агроном.
    На общественных началах Михаил был солистом и руководителем местного музыкального коллектива, «свободно играл на многих струнных и духовых инструментах, виртуозно владел аккордеоном и мандолиной. Прекрасно рисовал картины маслом, удавались ему пейзажи и портреты» - вспоминает его младшая сестра Зинаида Васильевна Шаповалова (Диденко). «Друзья его часто собирались, получался целый оркестр, и играли они в саду у дома (мы жили на 1-ом этаже, а на 2-ом был детский сад, которым руководила наша мама). Мне было 5 лет, когда его забирали в армию. Тогда у мамы с папой нас было пятеро в живых (другие умерли маленькими). Два старших брата дома бывали редко: сначала они учились в Воронеже в театральном училище, потом они были призваны в армию и служили в Белоруссии на западной границе, поэтому я их видела редко и всем сердцем прикипела к младшему братику. Я очень любила его и буквально ходила за ним по пятам. Когда его забирали, сердечко мое разрывалось от горя. Я помню, что спряталась в кустах, лежала на земле лицом вниз и плакала от горя. Меня еле нашли, чтобы мы попрощались, а телега с ребятами уже начала отъезжать, и я бежала за ней и громко плакала…».
    Михаил Василевич Диденко с конца  июня по 25 декабря 1941 года учился во 2-м Бердичевском пехотном училище, которое дислоцировалось в городе Тамбове, а затем по 27 июля 1942 года продолжил военную учебу в городе Чкалове (Оренбурге). Первое офицерское звание младшего лейтенанта он получил 7 апреля 1942 года приказом по войскам Южно-Уральского военного округа.
    Воевать Михаил начал командиром стрелкового взвода 964-го стрелкового полка 296-ой стрелковой дивизии 9-ой армии Южного фронта. В ходе ожесточенного боя 28 августа 1942 года он получил тяжелое ранение и несколько дней числился пропавшим без вести, так как не вернулся в часть, однако был найден боевыми товарищами и направлен на излечение в госпиталь города Сочи.
    Обстановка на Кавказском направлении резко ухудшилась, враг рвался на Северный Кавказ, где была нефть и стратегические запасы страны, советская оборона «трещала по швам», образуя «тактические бреши и котлы окружения». Многие населенные пункты по несколько раз в день переходили из рук в руки, что приводило к большим потерям и ожесточению воюющих сторон. Срочно перебросить воинские части не представлялось возможным и тогда пошел в ход «воинский госпитальный и тыловой резерв», для чего спешно формировались команды из числа выздоравливающих солдат и офицеров.
    Лейтенант Михаил Диденко прибыл из госпиталя в часть 19 января 1943 года для дальнейшего прохождения военной службы на должность адъютанта стрелкового батальона 248-го стрелкового полка 31-ой стрелковой дивизии, которая прикрывала в обороне оперативное Лазаревское направление.
    Предпоследний фронтовой «треугольник» Михаила Диденко был после госпиталя, в котором он писал, что «вернулся в часть, многих товарищей уже нет в живых». Он писал, вспоминает младшая сестра Зинаида: «буду мстить немцам за своих братьев и друзей…».
    Последнее его письмо родителям было написано перед боем, в котором он погиб: «Завтра – бой. Все мы полны решимости сражаться до конца за Родину и советский народ. Смерть – врагу! А за меня не беспокойтесь, все будет хорошо…».
    Погиб Михаил Диденко смертью храбрых 1 февраля 1943 года в ходе тяжелого и кровопролитного боя за станицу Васюринскую Динского района Краснодарского края. Его отец, Диденко Василий Платонович,  получил 11 июня 1943 года извещение №514 Таловского районного военного комиссариата Воронежской области о гибели сына Михаила, где было написано: «Ваш сын лейтенант Диденко Михаил Васильевич в бою за СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ РОДИНУ, верный воинской присяге, проявил геройство и мужество, был убит».
    Приказом по полку от 11 февраля 1943 года Михаил Диденко исключен из списков части с формулировкой «военнослужащие, павшие смертью храбрых в боях с немецким фашизмом за период с 1 по 11 февраля 1943 года» в ходе наступательной Краснодарской операции, где его воинская часть 12 февраля 1943 года освободила город Краснодар.
    В письме председателя Исполнительного комитета Васюринского станичного Совета депутатов трудящихся Пластунского района Краснодарского края В.Кабанец от 24 октября 1957 года сообщает Диденко Василию Платоновичу о сыне Михаиле: «установить точно, кто похоронен и фамилии похоронивших воинов, погибших в период освобождения Пластунского района от немецко-фашистских захватчиков юго-восточнее станицы Васюринской не удалось. Однако, все братские и одиночные могилы воинов погибших в тот период, впоследствии перенесены их останки в центр станицы Васюринской в станичный парк в единую братскую могилу воинов, на которой сооружен памятник и сделаны соответствующие надписи без указаний и поименований их фамилий. На братской могиле в торжественные праздники возлагаются венки и отдаются почести гражданами станицы».
    Имя лейтенанта Михаила Васильевича Диденко, уже в наше время, навечно занесено в Книгу Памяти Краснодарского края и увековечено надписью на мраморной доске братской могилы станицы Васюринской Краснодарского края.
    Невероятными усилиями и ценой жизни таких обычных молодых ребят, враг был остановлен на южных рубежах нашей Родины, при этом нет у них ни наград, ни больших званий, они просто выполняли свой мужской и воинский долг по велению сердца.
    Мельница войны удивительным образом меняет человеческие судьбы. Миллионы погибших, сотни тысяч пропавших без вести и счастливчики, сумевшие выжить, выстоять и найти друг друга в огне пожарищ…Страшную цену заплатил советский народ за победу над фашизмом. Неизгладимую память о ратном подвиге осталась в наследство всем нам, мирно живущим сегодня. Разлука и горе – спутники войны. Надежда и встречи – спутники Победы. Незабываемое воссоединение Петра и Григория Диденко произошло уже в 1945 году, после войны. Только тогда стали известны их фронтовые дороги.

  Р